Лабиринты истории



Тяжёлые строки. Великая Отечественная глазами очевидцев


Не каждый участник Второй мировой настроен рассказывать о войне – уж слишком тяжелая это тема. Но раз на раз не приходится, и порой ветераны говорили о войне откровенно. Вспоминали все: и бомбежки, и убитых врагов, и разрушенные города, селения… Как ни печально признавать, но герои Великой Отечественной год за годом уходят от нас. Все чаще о непростом военном лихолетье мы узнаем из мемуаров, записанных их детьми, внуками и правнуками. Один из них – заместитель атамана хутора «Казачья застава» по связям с РПЦ и певец на клиросе Волковского храма Николай БАТЫРЕВ. Не так давно он принес в библиотеку Покровской церкви записанные им воспоминания о своем отце. Получилось это спонтанно – сначала Николай Иванович работал над очерками о казачестве, и как-то сами собой всплыли в памяти слова отца, кстати, сына казака. Воспоминания эти хоть и скупые, но действительно трогательные. Работница библиотеки Тамара Емельянова, заручившись благословением настоятеля, протоиерея Евгения Таушканова, прислала эти мемуары в нашу газету. Предлагаем и читателям «КР» ознакомиться с ними.

Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Автор: Николай БАТЫРЕВ. Фото автора

ОТВЕТСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

Мой отец, Иван Ефимович Батырев, родился 26 сентября 1910 года. Окончил три класса церковно-приходской школы.

В те далекие годы она давала великолепное образование, так как впоследствии он занимал руководящие должности. До войны заведовал магазином, трудился диспетчером, гуртоправом (старшим над пастухами при перегоне скота), затем десятником на лесоповале. Во время войны отец нередко исполнял обязанности командира зенитного орудия. А уже после войны стал заместителем директора совхоза, главным бухгалтером, заведующим нефтебазой.

Перед Финской войной отец отслужил три года срочной службы в Красной Армии. Затем, в 1939 году, в Финскую кампанию, воевал в пехоте, получил ранение. О Финской войне, взятии линии Маннергейма он рассказывал немного. Говорил, что финны неплохие воины, замечательные лыжники и, как правило, в плен не сдавались. Рассказывал также о финских снайперах, так называемых «кукушках», которые сидели в специальных корзинах на деревьях и стреляли до последнего патрона.

Когда началась Великая Отечественная война, в сентябре 1941-го отца призвали на фронт и отправили на восток, в Среднюю Азию, где формировалась 8-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Ивана Панфилова. Учение, по словам отца, было очень жестким. А обучали его специальности зенитчика. Гоняли по-черному: объявляли марш-броски, а перед этим кормили селедкой и не давали воды – воспитывали выносливость. Но, как говорил Суворов, тяжело в учении, легко в бою. Это в дальнейшем спасло очень много солдатских жизней.

По окончании учебы их дивизию бросили в самое пекло – на Волоколамское шоссе под Москвой. Панфиловская дивизия прошла с боями до Берлина, была направлена в Чехословакию на добивание войск СС. Потом солдат отправили на восток – бороться с Японией. Но до Японии они не дошли: война закончилась.

СЛУЧАИ ИЗ БОЕВОЙ ЖИЗНИ

О войне отец рассказывал немного и неохотно. Видно, тяжелы были эти воспоминания. Помню буквально несколько эпизодов.

На Волоколамском шоссе были ожесточенные бои. Немцы шли в психическую атаку – «пьяными» цепями. Цепь немцев, цепь власовцев, и, если первая цепь отступала, другая стреляла в них. За ночь отбили одиннадцать таких атак. В одной из них отцу пришлось сойтись в рукопашной.

Противник ударил его штыком своей короткой винтовки – отец увернулся, получил ранение, но, имея опыт в подобных столкновениях, выбил у противника оружие, свалил его на землю и уже занес над ним штык своей трехлинейки… Как вдруг враг по-русски взмолился: «Не убивай, я свой». Это придало ещё больше ярости отцу: ведь перед ним был предатель-власовец! Чем все закончилось – понятно…

Другой случай. Однажды, отец был с товарищем «в секрете» – в засаде на нейтральной полосе. Во время затишья из густого тумана на них вышел молодой немецкий солдат. Возможно, повар: он нес своему офицеру обед, заблудился и случайно вышел на наших. Отец скомандовал по-немецки: «Руки вверх!» Немец был совсем ребенок. Он даже не сопротивлялся и сразу залепетал: «Гитлер капут». Бойца отвели к нашему командованию. Там его определили временно помогать нашим поварам, и отец его видел его еще много раз.

Были и другие рассказы. Как однажды зимой, в метель, ходили в разведку за «языком». Отцу был дан приказ снять бесшумно часового. Что и было сделано. Неуклюжий и неповоротливый часовой стоял в окопе возле блиндажа. На нем – шинель, поверх которой, завязана шаль, на ногах – эрзац-валенки. Немец не был готов к русской зиме. Вот тогда отец на всю жизнь запомнил отвратительное чувство, когда нож входит в человеческую плоть. Но, что поделаешь: война… Когда говорят, что на войне не боятся и героям не страшно, не верьте – не боятся только сумасшедшие. На войне каждый выполняет свой воинский долг, всегда помнит о своих близких, о своей Родине и просто выполняет свою боевую работу. И, конечно, на войне нет неверующих – в трудную минуту всегда люди вспоминают о Боге…

Отец рассказывал и о курьезных случаях. Однажды во время артобстрела в окоп, где он находился, после очередного взрыва на шею ему упало что-то мягкое и тяжелое. По шее потекло что-то теплое – подумал, что это ранение. Но оказалось, что это санитарка прыгнула в окоп, и с ней случился конфуз (по-маленькому). Бывало и такое…

Случались у отца и ранения, и контузии. В их окоп попала мина. Товарища разорвало на части, а отец сидел немного дальше, и его только контузило и завалило землей. Если бы не лейтенант, который после боя осматривал окопы, не увидел торчащий из-под земли палец, то отец бы наверняка задохнулся под землей, захороненный заживо.

Был бой. Наши шли в атаку, и вдруг откуда-то из леса прозвучал выстрел снайпера. Пуля попала отцу в спину – что-то толкнуло обратно, и последняя мысль, которая проскочила в голове отца, была: «Падай вперед!» Дело в том, что был приказ Главнокомандующего № 287: «Ни шагу назад». И, если кто падал головой назад, значит, отступал, был трусом и предателем. А соответственно, его семья могла быть репрессирована. Очнулся отец уже в госпитале. Пуля прошла в нескольких миллиметрах от сердца.

Отец рассказывал, что в Чехословакии видел предателя генерала Власова. Его провозили на открытой машине. Было противно и гадко смотреть на него...

Уже в Чехословакии после объявления победы отец и его товарищ по фамилии Субботин готовились к параду. Вместе они прошли всю войну, ели из одного котелка. Друг очень любил хорошую форму, чистую обувь, одним словом, щеголь. И в этот раз, находясь в лесу, они чистили обувь, поставив ее на пенек. Из глубины леса прозвучал коварный выстрел снайпера – и друга не стало. Обидно, что в конце войны 14-летний пацан из Гитлерюгенда забрал жизнь замечательного человека.

О НАГРАДАХ

Великую Отечественную отец закончил 25 сентября 1945 года. В красноармейской книжке указанно: «Демобилизован на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25.09.45 г.».

Мой папа был награжден орденом Славы III степени, двумя медалями «За отвагу», медалью «За победу над Германией»; Благодарностью Сталина за взятие Чернигова и другими. После войны был награжден медалью за «Освоение целинных и залежных земель», юбилейной медалью «Двадцать лет Победы». Умер папа 25 декабря 1978 года в возрасте 68 лет.

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39