Лабиринты истории



Тыловая борьба эстонских солдат


В августе 2017 года каменский краевед Антон ЛЫСКОВ побывал Эстонии. За несколько лет до этого Антон Павлович провел колоссальную работу в архивах. Его исследования выявили, что в первые годы Великой Отечественной войны на строительстве металлургических предприятий Каменска было задействовано 274 эстонских солдата.

Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Автор: Антон ЯДРЕННИКОВ. Фото предоставлены Антоном ЛЫСКОВЫМ

ПРОПАВШИЙ В ВОЙНУ ОТЕЦ 

На самом деле их было намного больше - несколько тысяч, но доподлинно известно, что именно эти 274 бойца похоронены на каменской земле, за тысячи километров от родины…

- Как-то при работе с архивами Уралалюминстроя мне попались документы, связанные с военным строительным подразделением, - рассказывает Антон Павлович. - Тема оказалась любопытной, но крайне неизведанной. Потому-то я и начал целенаправленно интересоваться этим вопросом.

В январе 2016 года каменскому краеведу повезло: в госархиве административных органов Свердловской области ему попались документы, в которых шла речь о гибели бойцов рабочих колонн. 57 из упомянутых бойцов оказались эстонцами, служившими в 819-м отдельном строительном батальоне. Практически всех из этого списка призвал военкомат острова Сааремаа.

Проверки баз данных принесли печальную весть: по указанным солдатам ничего не нашлось. Это значит, что бойцы до сих пор числились пропавшими без вести. Вполне вероятно, что их потомки по-прежнему ждали о служивших дедах хоть какие-то известия, поэтому краевед на свой страх и риск отправил составленный список в эстонское посольство в Москве.

Эстонцы, несмотря на растиражированный стереотип, оказались легки на подъем. Во-первых, Антон Павлович получил благодарственное письмо от посла. Во-вторых, эти списки довольно скоро оказались в стране и были опубликованы в прессе. Газеты острова Сааремаа Meie Maa и Saarte Hääl («Наша Земля» и «Голос Острова») периодически связывались с краеведом, уточняя необходимые моменты.

Публикации вызвали бум: многие жители уезда нашли своих родственников. Лысков же не сидел без дела. Он обратился к документам электронной базы данных «Мемориал» и выявил еще 22 эстонских солдата, умерших в Каменске! Этот список также попал в Прибалтику. Всего было определено 79 погибших в тылу красноармейцев.

- Как-то мне поступает звонок из Эстонии, - вспоминает краевед, - оказалось, что в списке погибших значился некий Август Пагил, отец владельца газеты Meie Maa Арне Пагила. Сын погибшего бойца пригласил меня приехать на Сааремаа. Отказать я не смог. В столице уезда, городе Курессааре, в здании управы я рассказал перед собравшимися о проделанной работе.

Август Пагил, отец владельца газеты Meie Maa Арне Пагила, погиб в Каменске

На встречу с каменским краеведом пришли порядка сорока человек: потомки погибших на Урале эстонцев. Они внимали каждому слову, а после лекции подходили с вопросами, протягивали списки фамилий: может быть, их родственники найдутся в России?

- Поездка в Эстонию показала, что я работал не зря. Друзья спрашивают, зачем я занимаюсь этим. Но, поймите, есть люди, которых призвал Каменск, и они погибли в других регионах. И есть люди и из других регионов, которые погибли в Каменске. И помнить о них необходимо.

ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ

Как эстонцы попали на Урал и что привело их к гибели? Случилось это в первые месяцы Великой Отечественной войны. СССР объявил о всеобщей воинской мобилизации; большинство призывников после краткого обучения боевому делу сразу попадали на фронт. Но были в рядах Красной Армии и так называемые «неблагонадежные национальности»: советская власть считала, что при ближайшей возможности они с оружием в руках примкнут к нацистам. А значит, такой контингент следовало убрать подальше от линии фронта. И их свозили в тыл. К «неблагонадежным национальностям» относили этнических немцев, поляков, латышей, литовцев, эстонцев.

В июле 1941 года всем пригодным к несению воинской службы мужчинам Эстонской ССР пришли повестки. При подтверждении годности их садили на корабль и везли в Ленинградскую область. Там мужчин ждала комиссия по формированию воинских частей. Эстонцев определяли в строительные батальоны и рабочие колонны, после чего поездами везли в тыл на строительство предприятий.

Одним из них был Уральский алюминиевый завод – он единственный в СССР занимался производством алюминия. Часть эстонских подразделений сразу шла в Каменск. Непосредственно в городе было сформировано 11 батальонов. Всего на строительстве УАЗа принимало участие 17 строительных батальонов, а это около 30 тыс. человек.

ГДЕ ЖИТЬ?

Конечно, о прибытии солдат в Каменске знали, но подготовились к их приему плохо: бойцам напросто негде было жить. Так как на дворе стояло лето, время каникул, первую партию эстонцев разместили в школах. Кроме того, им выделили помещения клубов и гаражей, развернули палаточный городок на стадионе. Все «жилища» – в непосредственной близости от строящегося завода.

Также эстонцы начали возводить  бараки для своих сограждан. В районе нынешней станции УАЗ построили поселок, состоявший из 60 земляных бараков. Остов «здания» был углублен в землю и имел несколько окон на крыше. Стены делались из двух рядов досок, между которыми засыпалась земля. Внутри устанавливались нары в два или три яруса. В одном таком бараке могли проживать около 500 человек. Постоянное место жительства строительных подразделений стало называться поселком Южным либо Земляным городком УАЗа.

На нижней части фото - поселок Южный (1944 год)

Жили эстонцы, как и подобает солдатам, на казарменном положении. Весь день был распланирован. Согласно распорядку, отлучение из части было запрещено. Хотя нарушения встречались: были и самоволки, и случаи дезертирства. Но самое главное – люди не были готовы к тяжелому физическому труду. Плюс бойцов плохо обеспечивали даже элементарными вещами, типа постельного белья. Продуктовый паек трудармейца не отличался от обычного тылового пайка, а он - существенно меньше фронтового. К тому же эстонцев ждала суровая зима 1941-1942 годов.

ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД

Можно сказать наверняка, что моральный дух эстонских бойцов был подавлен. Они воспринимали свою мобилизацию как насильственную, работать не хотели. Руководство Уралалюминстроя это видело, нередко звучали реплики вроде: «Уберите отсюда этих прибалтов – они постоянно саботируют».

Чем же непосредственно занимались эстонцы? В основном всякого рода вспомогательными работами: погрузкой-разгрузкой тяжестей, плотницкими работами, рыли котлованы. Были случаи, когда их использовали на рудниках либо непосредственно на производстве алюминия.

Трудармеец Алексей Ээро с семьей

Нельзя сказать, что плохо работали все. Как говорится, раз на раз не приходилось. Среди солдат «эстонских стройбатов» попадались и добросовестные бойцы.

Руками эстонцев были возведены второй глиноземный цех УАЗа и практически все объекты, связанные со второй очередью электролиза. Кроме того, строительные подразделения работали на других каменских заводах: СТЗ, КУЛЗе, КМЗ и заводе № 515 (нынешний ОЦМ).

ХОЛОДНАЯ ПОГИБЕЛЬ

Наступившая зима 1941-1942 годов оказалась суровой для бойцов рабочих колонн. Из-за нехватки одежды, пищи и медикаментов они начали сильно болеть. При батальонах были свои медсанчасти, но в тяжелых случаях солдат отправляли в районную больницу № 1 и горбольницы № 3 и 4.

Еще в ноябре 1941-го четыре барака Земляного городка были переделаны под госпиталь рабочих колонн на 100 коек. От потерь это, однако, не спасало. Так, в одном только 819-м батальоне с ноября 1941-го по апрель 1942 года от болезней умерли 87 человек, из них 57 эстонцев. Если такая же ситуация происходила в других подразделениях, то можно предположить, что в Каменске погибли около 2 тыс. трудармейцев.

Из донесений об умершем

В донесении об умершем могло встречаться два варианта записи, где хоронили солдат: либо «г. Каменск», либо «г. Каменск, д. Волково». То есть хоронили их на двух действующих тогда кладбищах. Сегодня они называются Старым Волковским и Старым Ивановским («Собачьим») погостами. На первом это район братских могил немецких военнопленных, а на Ивановском – там, где хоронили бойцов эвакогоспиталя № 3118.

- В Эстонии также ведутся свои Книги Памяти, всего их 12 томов,  - делится Антон Лысков. - Мне удалось поработать с ними, и я объединил со «своим» списком узнанные фамилии. В итоге получилось, что в Каменске похоронены 274 человека.

Таким образом, в нашем городе находится третье по величине кладбище эстонских военнослужащих на Урале. Первое расположено в деревне Непряхино – 900 человек, второе в Камышлове – 474 человека. Кроме того, воинские захоронения есть и в селе Колчедан: там лежат четыре эстонца, работавшие на Соколовском бокситовом руднике.

СОЛДАТ - ФРОНТУ

Весной 1942 года власть все же осознала, что каждый должен заниматься своим делом: армия – воевать, предприятия – строить и производить. Наркомат обороны обязал расформировать рабочие подразделения, занятые на возведении промышленных объектов. Бойцов и их командиров отправили на фронт. В их числе, к слову, оказался литовец Карлис Августович Кирш, будущий командир 1-го Латышского ночного бомбардировочного полка.

Руководство Эстонской ССР попыталось защитить своих граждан, и оно добилось формирования 7-й и 249-й национальных стрелковых дивизий. Первая создавалась в Еланских лагерях, вторая – в Чебаркульских. Те бойцы, кто изъявил желание уйти на фронт, ехали туда. Впоследствии при помощи этих дивизий были отвоеваны назад Великие Луки, Невель и Тарту.

Солдаты-эстонцы Эльмар Хумал, Михкель Корв, Ильмар Кунгла и Рудольф Мандель (слева направо) навсегда остались в Каменске

СОЧУВСТВИЕ

Как относятся в Каменске к эстонским трудармейцам? Как и ко всем жертвам войны – с сочувствием. Солдаты из стран Балтии выполняли приказ, и делали это ценой собственной жизни. Они не накрывали грудью на амбразуру вражеского дота, но их подвиг не менее важен. За 10 месяцев, что провели «эстонские батальоны» в Каменске, они ввели в строй эвакуированные заводы, а те – дали необходимую для фронта продукцию. Кроме того, некоторые из эстонцев остались в городе, где заводили собственные семьи. И память об эстонских бойцах рабочих колон и строительных батальонов не должна угаснуть.

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39