Личное дело



О потерянном автомате, «жидком» хлебе и неуправляемой БМП


Уж 30 лет, как из Афганистана вышли советские солдаты. Но за столь долгий срок воспоминания о той войне не стираются из памяти. Жара, зачистки, обстрелы... Каждый день наши ребята смотрели в глаза смерти, но выходили из боя живыми. Наш земляк Андрей ПОТЕРЯЕВ служил в ДРА с 1987 по 1988 год. После войны он связал свою жизнь с силовыми структурами: служил во вневедомственной охране и СОБРе. Накануне 15 февраля, майор в отставке Потеряев рассказал, с какими трудностями сталкивались наши бойцы в Афганистане.


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Автор: Антон ЯДРЕННИКОВ. Фото предоставлено пресс-службой МО МВД России «Каменск-Уральский»

В армию меня призывали в мае 1987 года. До сих пор непонятно, почему я пошел весной, а не на полгода раньше. Ведь 18 лет мне исполнилось осенью 1986-го. Как и многие наши земляки, сначала я попал в Ташкентскую область Узбекистана, в город Чирчик.

По распределению я оказался в батальоне специального назначения. Но перед тем как попасть в Афган, мы пять месяцев провели в учебке. Как и везде, бегали марш-броски, стреляли, проводили время за изучением истории Афганистана и особенностей менталитета его жителей.

Когда после Чирчика нас перебросили в Афган, я попал в провинцию Кандагар. Наш отдельный батальон соседствовал с пехотным полком, десантно-штурмовым батальоном и подразделениями танкистов.

В Афганистане было очень жарко. Так как своей столовой в батальоне не оказалось, на завтрак, обед и ужин мы ходили к пехотинцам. Столовая располагалась в большом железном ангаре. Заходили в нее по «форме одежды №4, голый торс»: панама, штаны и ботинки-берцы. Иначе в такой духоте долго не выдержать. Кормили хорошо, но из-за жары не хотелось есть. Зачастую брали лишь стакан компота, выпивали его и уходили.

Когда выходили в походы, то в рюкзаки помимо боекомплекта клали и сухой паек. Из него сразу выбрасывали галеты – по общему мнению, это была спрессованная стружка. Но чтобы не остаться совсем без хлеба, договаривались с парнями из пекарни. И они выносили нам мешки с буханками, которые только-только вынули из печи. Многие бойцы из-за такого хлеба себе попортили желудки: ему после духовки надо какое-то время постоять, чтоб внутри подсохло тесто. Но мы зачастую хлеб с еще жидкой «начинкой» ели. Отсюда и проблемы.

В задачи нашего батальона входили борьба с местными бандформированиями и уничтожение вражеских караванов с оружием и наркотиками. Работали чаще всего совместно с Царандой (МВД Афганистана с 1978 по 1992 годы – ред.). С ними, к слову, было безопасней: если заезжали в кишлак вместе с афганской милицией или с кем-нибудь из местных, то нас не трогали. Однако, стоило отъехать от деревни, как нас могли обстрелять ее же жители.

Там где советские солдаты устраивали привал, афганцы проводили зачистку – искали оружие и боеприпасы. Делали это под видом пастухов: загоняли на место стоянки стадо овец, и пока те паслись, смотрели, где и что оставили солдаты. Один раз наш боец забыл в кишлаке автомат. Пришлось вернуться. Но на подъездах к кишлаку нас стали окружать вооруженные афганцы: они подумали, что мы на них нападаем, и решили обороняться. Нам пришлось встретиться со старейшиной кишлака и рассказать в чем дело. Через какое-то время старейшина вывел к нам молодого паренька. Именно он нашел наш автомат и спрятал. Оружие вернули.

Вообще наши автоматы ценились у афганцев. Не конкретно АК, а именно советская сборка. В Афган приходило довольно много иностранных «калашей», на жаре они довольно быстро приходили в негодность, уменьшалась скорострельность. Наш же металл был другим, ему жара не помеха.

Афганистан - бедная страна, но ее жители очень трудолюбивы. Они рано вставали и работали до того, как солнце не окажется в зените. Рек как таковых в Афгане нет, но выкопаны рвы и каналы, а потому жители могли работать на земле. И было очень красиво, когда в округе распускались кипарисы.

Если мы гостили у местных, они приносили нам хлеб и яйца, которые сильно выручали в походе. Однажды мы поставили на костер казан, доверху набитый яйцами. Должен был получиться хороший омлет. Но вдруг в воздухе засвистели мины – духи обстреливали наши позиции. Мы убирали казан в бронетранспортер, ребята запрыгнули на броню, и мы поехали. Настало время привала, мы открыли нашу кастрюлю, а она вся в песке. Есть такое варево было невозможно, пришлось выбросить.

Вопросом, почему афганцы воюют против нас, мы как-то не задавались. Они живут в родоплеменном обществе, и если старейшина скажет, что шурави плохие, значит, по нам начинали стрелять. Но факт остается фактом: никто и никогда не смог покорить Афганистан.

Я стоял на должности оператора-наводчика БМП-2. Сколько служил в Афганистане, а был я там год, - все на этой должности. Наступил 1988-й, когда наше правительство приказало выводить войска из Афганистана. Длился вывод целый год. Командиры составляли графики, когда какой части выдвигаться. Наша колонна ехала с южных рубежей Кандагара, в нее по мере прохождения вливались и другие ребята. Всегда были начеку – доходили слухи о провокациях. Но в нашем случае все было тихо.

Границу между Афганистаном и Туркменией я пересек 13 августа, на свой 20-й день рожденья. Этот день был по-своему радостный, хотя едва не закончился трагедией. БМП, на которой я служил, была старой. А раз она при любом раскладе попадала под списание, замкомандира по техническому обеспечению решил снять у нее масляный радиатор и переставить на другую машину. БМП без радиатора уже не заводилось, поэтому командиры решили, что нас надо брать на буксир. Правда, трос для буксировки оказался коротким. Но, тем не менее, нарушив все правила безопасности, мы двинулись в путь.  Пришлось пересекать мощный четырехкилометровый бетонный мост. И в какой-то момент, когда ехали по нему, мы осознали, что нашу бесконтрольную БМП уводит с дороги! Стоявшие недалеко секретари и генералы тут же разбежались в стороны. Успели спешиться и десантники, которых мы везли на броне. Машина выехала с бетонки на железнодорожный путь. От ограждения, за которым зияло глубокое ущелье, нас отделяли метры. В БМП остались лишь я и механик-водитель. При помощи двух БМП нас оттащили обратно на дорогу, и мы продолжили свой путь.

На границе, в туркменском городе Кушке нас встретили местные жители.  Они закидали нас помидорами, фруктами, яйцами. Как я потом узнал, так они выражали свою радость.

В память об Афганистане – медаль «За боевые заслуги». Правда, вручили ее с опозданием - когда мы выходили из Афгана, многие документы были утеряны. Когда я вернулся на малую родину, то начал работать в отдел вневедомственной охраны в Сухом Логу.  Документы о награждении пришли туда, но по иронии судьбы я уже успел перебрался в Каменск. Награда уехала обратно в Москву, а спустя какое-то время оказалась в нашем городе. Медаль «За боевые заслуги» я получил спустя 13 лет с момента подписания приказа.

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39