Своё, родное



Не каждую гору Крестиком назовут


В лесах на берегу Синары недалеко от села Зырянки высится скала Иванов Камень. Примечательно, что в Катайском районе Курганской области скал больше нет. По крайней мере так говорят справочники. Однако тут же называют другие «холмистые» места: гору Отвал и гору Крестик. Наверное, при слове «гора», большинство представляет себе отвесный утес. Отвал соответствует этому: гора эта высокая, с каменистыми склонами и небольшим березовым колком на верхушке. Она – рукотворная, что становится ясным из названия. Но гора Крестик, как гласят справки, естественного происхождения. И находится не так далеко от любимой мной Зырянки – в соседней деревне Марай. Туда-то я и решил сходить. Чтоб совершить, так сказать, собственный крестовый поход. 



Автор: Антон ЯДРЕННИКОВ. Фото автора



Поклонный, пограничный


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

В разных источниках гора называется либо просто Крестиком, либо Марайским Крестиком. Старые легенды гласят, что в давние времена здесь, у деревни Марай, стоял поклонный крест. За несколько лет до его воздвижения на этот холм пришел безвестный священник. Он поставил тут большую икону Богородицы или Святой Троицы и подолгу молился.  Ну а спустя какое-то время то ли он сам, то ли кто-то из верующих воздвиг на намоленном месте крест. Гора стала центром притяжения марайцев – здесь совершали службы-часы.  

Однажды в округе случилась сильная засуха. Жители всех близлежащих деревень и сел собрались во единый крестный ход и пришли на гору с крестом, где отслужили молебен о даровании дождя. Но не успели марайцы дойти до собственных домов, как начался ливень. Урожай был спасен. С тех пор гору, где была отслужена церковная служба, стали ласково называть Крестиком.

Следует оговориться, это легенда только Марая.  Поскольку, согласно дореволюционным епархиальным документам, жители Зырянки ходили на аналогичный «дождевой» молебен в урочище Дальнее, а не на Крестик. А между деревнями чуть меньше пяти километров. Места, кстати, здесь действительно аномальные в плане жары. Даже когда в округе сгущаются темные грозовые тучи, они обходят Марай, Зырянку и Окатово стороной, хотя в ближайших Борисовой и Верхнеключевском поливает изрядно.

А еще Крестик был не только православным символом, но и знаком минувшей опасности. До этой горы купцы, везшие товары, ходили с оглядкой, но у Крестика могли расслабиться – здесь заканчивалась зона таможенного влияния. А значит, некоторых товаров можно было провезти больше, а то и вовсе нелегально.  Но если купцов хватали до Крестика, дело могло кончиться арестом и едва ли не каторгой. Правда, чьи это были таможенники, неизвестно.


Хороший ориентир?


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Перед тем как посетить Крестик, я столкнулся с маленькой, но существенной проблемой: люди знают, что гора Крестик существует, но не могут точно назвать место ее расположения! Даже те читатели «КР», кто был так или иначе связан с Мараем, давали разные ответы. Самые распространенные: на правом берегу Синары западнее Марая; на правом берегу восточнее Марая; в километре южнее деревни где-то в полях; такой горы никогда не было и нет.

Справочная же литература лаконично сообщала, что гора Крестик находится на одном с Мараем берегу немного восточнее деревни. И все! Правда была сделана «обнадеживающая» оговорка: найти гору трудно, так как сейчас она поросла лесом.

Вот этого восточного направления я и решил придерживаться (хотя был уверен в нем лишь процентов на 70), когда, наконец, поехал в Марай. Добирался на автобусе, а километровый путь от остановки до деревни прошел пешком. Моими спутницами оказались две дачницы: Татьяна и Евгения. Познакомились, когда я подошел к ним все с тем же вопросом, где находится гора Крестик. Они подтвердили мою догадку, назвав то самое, выбранное мной место. При этом добавили: «Доберетесь до моста и сами все увидите. Сама гора – хороший ориентир».

Переправа: сухая и мокрая


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

До марайского моста, соединяющего оба берега Синары, я дошел. Но гору так и не увидел: в указанном месте раскинулась роща, но даже по уровню верхушек нельзя было определить, где Крестик. Пройдя мимо надписи «С Днем Победы», выложенной кирпичами на увале близ моста, я спустился к реке.

Синара в этом месте мелкая, при желании ее можно перейти вброд. Но в мои планы это не входило. Протопав 200 метров по берегу мимо пасущихся лошадей, я дошел до слияния Синары и Марайки.

Марайка – небольшая речушка, довольно быстрая и холодная. Название происходит, как нетрудно догадаться, от слова «марать»: дно реки илистое, а высокие земляные берега лишь добавляют грязи. В ширину река метра три - ее не перепрыгнуть. Пришлось разуваться и переходить Марайку вброд. Благо местные рыбаки и пастухи выложили для переправы небольшой подводный проход из камней, чтобы не пачкать ноги в илистой жиже.

Видно, что место пользуется популярностью: на площадке у слияния рек установлены рогульки для удочек, а через кусты ивняка протоптана тропинка. По ней я и пошел. Через сотню метров от ивовых зарослей начались увалы.


Кто есть кто


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

И вот очередная незадача: какая из гор есть гора Крестик? Увалы представляли цепь холмов. Снизу все они казались высокими, хоть и не соответствовали «идентификационным» требованиям горы: были покрыты травой и деревьями, а камни с виду нигде не обнажались. На какую из гор подниматься? Правильного ответа я не знал, а потому решил обойти все. На всякий случай.

Поднимаясь на первый холм, я ощутил, что под ногами двигаются мелкие камни: под травой их оказалось в избытке. В одном месте земляной склон немного обвалился, и глазам открылись эти самые камни. Они походили на кирпичную кладку.

На вершине появилась интересная иллюзия: снизу этот холм казался высоким, но когда я взобрался на него, то выше казался уже второй холм. Когда я дошел и до его вершины, то теперь первый холм визуально смотрелся больше, чем этот. На третьем холме оказалось, что все увалы ровные, с четвертого - что выше пятый. А на пятом – что он самый низкий…

В принципе, каждый из этих холмов подходил под описание Крестика: с них хорошо просматривался Марай, а на вершине обнаружились площадки, где могли проходить молебны. Но не было какого-то внутреннего удовлетворения.

С этим немного гнетущим ощущением я пошел обратно. И когда остановился у того самого первого холма, чтобы завязать шнурки, то случайно увидел… еще одну гору! Просто удивительно, как я не заметил ее раньше. Пузатый холм стоял за пройденными мной увалами, но был намного выше их всех. Чтобы подняться на него, потребовались кое-какие усилия.

Вот он, Крестик! Вершина его, действительно, поросла лесом, но рядом открылась внушительных размеров площадка, которая смогла бы принять пару сотен паломников. Отлично просматривались и Марай, и Марайка, и Синара. Было видно даже крыши села Верхнеключевского тремя километрами дальше. Тут уже сомнения отпали – я нашел эту гору, я сейчас здесь. Вот тут в былые времена молился неизвестный батюшка, тут стояла икона, сюда приходили крестоходцы с хоругвями. Хоть гора и не выглядит той горой с отвесными склонами и кажется заброшенной, но почему-то у меня она пробудила чувство восторженного поклонения. А еще - внутреннее спокойствие.

Пещеры и плотина


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Пробыв на вершине Крестика с полчаса, я отправился в конечную точку маршрута – в Зырянку. Но эти километры я решил преодолеть не по накатанной грунтовой дороге, а по правому берегу Синары.

Сначала дорога была легкой: вдоль воды шла дорожка, по которой пастухи гоняли стада. Но через километр она завела меня в ивняк, а березовый лес плавно переполз на возвышенность. Видимо, я шел по пойме: здесь в весеннее половодье до подножья высокой кромки стояла вода.  Передвигаться через заросли ивы оказалось занятием не из приятных, а потому я пополз по высокому берегу в лес. Там идти стало легче: трава низкая, а ветви берез скрывали солнце. По пути то и дело встречались папоротниковые заросли. Невольно вспоминались истории про праздник Ивана Купалы с его папоротниковыми цветами и шапкой-невидимкой. Может, стоит сюда наведаться в ночь с 6 на 7 июля.

Есть и еще один интересный момент. Когда мы шли в Зырянку из Окулово, то правый берег Синары был испещрен логами. А на участке Марай - Зырянка – небольшими гротами и пещерками. Каменные своды словно бы кто-то специально украсил папоротником. Выглядели они завораживающе, вполне вероятно, когда-то в одном из гротов жил первобытный человек.

Так неспешно я дошел до плотины, которая раньше была частью мельницы в деревне Борисовой. Сама Борисова раскинулась на противоположном берегу. Сохранилось и здание мельницы, хотя теперь у него другое назначение. О том, что здесь когда-то была плотина, практически ничего не напоминает, кроме нагромождения валунов да острова посреди реки. Дамбу уже разбили вешние воды.

Плотина – любимое место отдыха дачников, рыбаков и черных археологов. Копателей тут немало – на правом берегу находилась деревня Сергина, она же Серегина, Сидорова или Горушки. Ныне о ней напоминают лишь заросшие фундаменты да ямы. Проходя мимо них, видишь, что любители походить с металлоискателем тут предостаточно: закопух очень много, рядом лежат бесценные находки – эмалированные тарелки, проржавевшие коньки дымоходов, черепки горшков.

Пройдя по полю между останками домов, я вышел на нормальную дорогу. Остаток дня прошел уже в Зырянке.

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39