Своё, родное



Путями паломников прошлого


Идея пешей прогулки от села Окулово до села Зырянки родилась не спонтанно: в 2017 году мне посчастливилось пройти вдоль реки Синары до урочища Охонины Брови. Путешествие это впечатлило, захотелось продолжить совершать подобные вылазки. Но только в этом году нашлась причина, заставившая взять рюкзак и снова двинуться в путь. В интернете мне попалась книга 1902 года «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии». В ней я прочитал, что до 1751 года в приход зырянской церкви входили жители Окулово, хотя поселения разделяли почти 20 километров. Традиционно путь до храма преодолевался пешком, а оттого вполне логично, что окуловцы посещали его не каждую службу. И мне захотелось проверить, насколько трудной была дорога, которой более 260 лет назад ходили сельские паломники. Вместе со мной на это небольшое путешествие решились пойти верстальщик «КР» Юлия Щёлокова вместе с сыном Кириллом и мой брат Даниил.



Автор: Антон ЯДРЕННИКОВ. Фото автора и Юлии ЩЁЛОКОВОЙ



Берег левый, берег правый


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Стартовать мы решили, как нетрудно догадаться, из Окулово. Правда, дорога до него в туго набитом пассажирами пазике оказалась не из приятных. Более-менее свободно стало, когда часть людей вышла в Сипавском.

С погодой нам повезло: нежарко, яркое солнце то и дело скрывалось за облаками, а легкий  ветерок отгонял комаров. Мы решили проделать путь вдоль левого берега Синары. Но сначала отправились на правый: в центр Окулово с его заброшенной церковью, памятником героям Великой Отечественной и магазином. Не секрет, что развалины привлекают туристов. Мы не стали исключением и зашли в заброшенный Преображенский храм.

Зданию более 100 лет, за это время оно успело побывать и культовым местом, и сельским клубом. А потом его забросили. Бывшая церковь несколько раз горела: на стенах и сводах до сих пор видны следы копоти. Редкие фрески все равно остались: у входа в колокольню можно увидеть лик святого Дионисия и часть изображений по библейским сюжетам. Но в целом храм производит удручающее впечатление.

Как оказалось, посещают церковь не только люди, но и домашние животные. И это не скот, а обычные коты. Один такой сел у входа, преградив дорогу, и хозяйским взглядом смотрел прямо на нас. Но после бутерброда подобрел и разрешил себя погладить. Ну а мы пошли покорять соседнюю заброшку – в советское время там находились торговые лавки.

Первое, что удивило в ней, так это мощная несущая стена. Она сложена из бутового камня, скрепленного известковым раствором. Даже спустя век кладка прочна. Основные же здания выполнены в архитектурном стиле эклектики, внутри сохранились лепные карнизы и розетки, а на некоторых окнах – витиеватые чугунные решетки. Мы в прямом смысле прикоснулись к старине. Но дорога звала дальше. Перейдя обратно на левый берег, мы вышли из Окулово и пару километров прошагали до соседнего села Потаскуево.


Крепко и основательно


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Согласно легенде, в начале XVIII века на берега реки Синары пришли трое мужчин – Окулко, Потаскуйко и Чайка. Сперва они жили вместе, но не сошлись характерами. Окулко был спокойным, а Потаскуйко – вороватым и драчливым. Из-за частых скандалов мужчины разбежались. Так появились три деревни: Окулово, Потаскуево и Чайкина. Со временем они разрослись, но местные жители уже по традиции враждовали между собой. Есть ли эта вражда теперь, сказать трудно. По крайней мере, мы не заметили, чтобы тут ходили стенка на стенку. Да и вообще людей в Потаскуево мы не увидели: улицы оказались пустыми. Признаки жизни подавали лишь поднимающие пыль машины да стандартные сельские звуки: кто-то забивал гвоздь в стену сарая или провожал матерком бегающую под ногами курицу, а в чьем-то в гараже грохнулось нечто железное.

Потаскуево, как сказал бы Гоголь, село добротное и основательное. Частные дома крепкие, заборы ровные, трава у дороги скошена. Чего не скажешь о памятнике погибшим в войну односельчанам: обелиск покрыт трещинами, кое-где откололись куски. Да и сам постамент утопает в бурьяне и крапиве. Зарастает народная тропа...

Но вот где она еще не заросла, так это у разрушающейся Христорождественской церкви. Трава у входа примята, а в самом здании следы человека, выраженные в ярких безвкусных граффити, изображающих детородные органы. Может, у художника комплексы…

Но если опустить это, то само строение поражает своей компактностью снаружи и большим объемом внутри. Стены подогнаны идеально, кирпичик к кирпичику, хотя сам фундамент сделан из валунов. Сохранившиеся доски пола скреплены между собой плотницкими шипами. В былые времена храм выглядел воистину сказочно. И радует, что даже среди недобропорядочных жителей есть благодарные: за алтарем на могиле Михаила Анемподистовича Кузовникова, настоятеля церкви с 1892 по 1911 годы, они установили крест.

Пробыв в храме минут двадцать, мы отправились дальше. Конец села встретил нас развилкой. Пошутив, что хоть раз в жизни надо сходить налево, мы выбрали соответствующее направление. Дорога шла через поля.


Двойная переправа


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Путь до следующей деревни, Крайчиковой, был однообразным. Двухчасовое хождение по грунтовке, с одной стороны которой чернели ряды окученной картошки, а с другой – зеленели злаковые. Скрашивали путь разговорами. Иногда казалось, что здесь не ступала нога человека, а лишь колеса машин, да и то давно. Но ощущение пропало после того, как мы нашли потерянный кем-то ломик.

Поля уходили далеко за горизонт, невольно казалось, что до Крайчиковой мы не дойдем. Неожиданно на пути встал осиновый колок, обойдя который, мы узрели крыши домов. Синара в этом месте делала изгиб. На импровизированный пляж гнал стадо коров восседающий на мотоцикле пастух.

Деревня была нужна нам по одной причине: тут есть переправа. А потому, зайдя в Крайчикову, мы пошли прямо к мосту, практически не осматривая ни дома, ни улицы. Переправа оказалась сродни той, что я видел у Охониных Бровей: сложенная из шпал и досок, старая, а потому не внушающая доверия. Но помня, что первое впечатление может быть обманчивым, мы все-таки перешли ее.

Синара в этом месте относительно широкая, поросшая по краям кустами ивы. Высокие глинистые берега испещрены ласточкиными гнездами. Пологие подходы к реке здесь довольно редки, но они есть. На одном из них, вблизи слияния рек Синары и Таушкановки, мы и решили устроить привал. Пока обедали, созерцали плавающих у дна мелких пескарей и внушительных окуней.

После короткого отдыха приподнялось и без того хорошее настроение. Мы направились форсировать Таушкановку, так как наш путь пролегал по другому ее берегу. Хотя форсировать – это громко сказано, ведь река здесь узкая, метра полтора в ширину. От идеи перейти ее вброд отказались сразу из-за илистого дна. Наудачу кто-то из местных рыболовов оставил нам жердь для переправы. По ней мы и перешли на правый берег Таушкановки. Не обошлось без эксцессов: Даниил все-таки соскользнул с жерди и промочил ботинки. Решив, что хуже уже не будет, он, стоя в воде, помогал переправиться остальным.

Противоположный берег оказался высоким, а рыбацкие тропы привели в тупик из ивняка. Мы решили подниматься прямо по отвесной стене, чтобы продолжить путь через лес. Вскарабкались и очутились в зарослях крапивы и борщевика, через которые палками прорубили проход до опушки.


Последний рывок


Каменский рабочий, Каменск-Уральский

На правом берегу Синары раскинулся плотный березовый лес. В этом году он сильно пострадал от пожаров: масса деревьев имела почерневшие от копоти стволы. Некоторые березы были в саже целиком, иные, подточенные огнем, рухнули. На одном участке их оказалось так много, что место получило шуточное называние долины Березовых Покойников. Впрочем, не только огонь подкашивает деревья. В этом месте водятся бобры, которые грызут березу для своих бобровых нужд. Пеньки со следами зубов встречаются повсеместно.

Лес здесь красив, но у него есть два серьезных неудобства. Первое – это обилие жирных комаров, достигающих размера копеечной монеты. От них не помогали избавиться ни репелленты, ни ветки-опахала. Второй минус – лес оказался испещрен множеством глубоких, крутых логов и оврагов. С непривычки преодолевать их было непросто. По пути следования до Зырянки нам попался с десяток крутых склонов. На дно одного из логов мы спустились намеренно: здесь проходит граница между Свердловской и Курганской областями. Сделали памятную фотографию.

Долго ли, коротко ли, на соседнем берегу замелькали домики деревни Чернушки. А с нашей стороны появились так называемые агатовые копи. Создали их геологи-любители, которые искали тут полудрагоценные агаты. Этих камней в местном лесу предостаточно, хотя искать их трудно. К слову, в свое время здесь находил агаты известный каменский краевед Владимир Шевалев. О своих находках он писал в книге «Агаты Синары». Сегодня копи по-прежнему посещают, о чем говорит свежевыкопанный грунт.

Еще километр через тучи комаров и овраги, и наша группа оказалась у знаменитого в районе памятника природы Иванова Камня. Скала потрясала своей монументальностью и высотой. А еще чистотой, хотя нередкие туристы проложили к ней тропинку. Собственно, по этой тропинке мы и дошли до итоговой точки: зырянской Богоявленской церкви.

Весь наш путь занял чуть более четырех часов. Немного гудели ноги, но была радость, оттого что мы сделали это: прошли сюда путем старых паломников. Но возник вопрос: жители Окуловой приходили в Зырянку, отстаивали тут службу, а потом тем же путем шли обратно – не слишком ли это тяжкое испытание? Думается, наверное, нет. Люди того времени жили с Богом, который помогал им преодолевать препятствия. Да и от деревни до деревни наверняка шли нормальные дороги, просто нам было лень их искать. А потому мы пошли по пути наименьшего сопротивления: вдоль берега Синары-матушки.



Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39