История газеты
«Каменский рабочий»

Газета «Каменский рабочий» давно разменяла девятый десяток, а это весьма приличный срок не только для человека, для периодического издания тоже. За эти годы аббревиатура «КР» стала известным брендом для десятков поколений Каменска-Уральского. Сегодня по «Каменскому рабочему» можно изучать не только историю города, но и историю страны в целом. И изучают. Приходят в редакцию, листают старые подшивки, пишут рефераты, курсовые, дипломные и краеведческие работы.

Ещё до «КР»

Но, говоря об истории «КР», нельзя не вспомнить о первых печатных листках, с которых началась история печати Каменска, тогда небольшого уральского поселка. А для этого нужно вернуться в 1919 год, когда Каменск переходил то в руки красных, то колчаковцев.

В конце лета 1919 года под напором Красной Армии колчаковцы откатывались в сибирские степи. По Сибирскому тракту через Каменск шли на восток красные части. Одна из них остановилась в поселке на отдых. Каменский ревком выделил бойцам повозки и обозное снаряжение, «конфискованное у буржуазии». В ответ на теплый прием командование части подарило городу типографскую машинку «американку» и шрифт.

Вскоре Каменский комитет ВКП (б) вынес решение открыть в поселке типографию и выпускать печатную газету. Редактором назначили известную в поселке большевичку Харитину Долгову.

Харитина Петровна – ярчайший образец пламенной революционерки. Дочь сапожника Петра Клементьева, мечтавшая стать учительницей, рано осиротела и уехала в Екатеринбург «в няньки». Там окончила вечернюю школу, сдала экстерном экзамен на учительницу начальных классов. А попутно познакомилась с рабочими типографии, вошла в их марксистский кружок, вступила в РСДРП и с 1905 года с головой ушла в революционную деятельность. Ее избирают в горком партии и назначают ответственной за распространение нелегальной литературы.

В биографии Харитины Долговой были листовки, конспиративные квартиры, аресты, фиктивный муж (впоследствии, правда, ставший настоящим), подпольная работа во время оккупации Каменска колчаковцами, за которую белогвардейцы «наградили» ее 50 ударами шомполом – все, как в классических книжках про революционеров. 

Кому же, как не ей, могли поручить выпуск «Каменского Рабоче-Крестьянского листка»? Его первый номер вышел 7 сентября 1919 года. Выпускался он два-три раза в неделю, на оберточной бумаге форматом в половину писчего листа, тиражом от 500 до 1 000 экземпляров. В конце года Харитину Долгову переводят на другую работу, редактором листка становится Михаил Цыкарев. «Каменский Рабоче-Крестьянский листок» просуществовал до ноября 1920 года – до момента образования Каменского уезда.

Затем с начала 1921 года до мая 1922 года в уезде выходила газета «Путь к коммуне» (предположительно редактор тот же Михаил Цыкарев, затем Александр Горных), параллельно с ней выпускался бюллетень РОСТА, в котором печатались сводки с фронтов гражданской войны и важные сообщения.

«КР»: начало пути

В 1930 году Каменск получил статус районного центра, и 2 января 1931 года в свет вышел первый номер газеты «За большой Урал», прародительницы «КР». «Она выходила один раз в пять дней, сначала тиражом 1 500, чуть позже – 1 800 экземпляров. Ответственным редактором ее назначен Иван Алексеевич Прохоров. В годы первых пятилеток в Каменске интенсивно строятся будущие промышленные гиганты – Уральский алюминиевый и Синарский трубный заводы, главным героем становится рабочий-строитель, рабочий-металлург. И с 11 августа 1934 года районная газета выходит под названием «Каменский рабочий», вписано рукой секретаря-делопроизводителя Анны Садовниковой.

Об этом ангеле-хранителе «КР» следует сказать отдельно. Анна Леонтьевна устроилась в редакцию в феврале 1946 года. Пришла, можно сказать, прямо с фронта, в армейских сапогах и гимнастерочке. На фронте была связисткой, взяли ее в редакцию радиограммисткой (радиограммистки круглосуточно принимали радиограммы ТАСС), затем перевели на должность учетчика отдела писем и отдельным приказом назначили ответственной за архив. Без малого полвека она кропотливо вела делопроизводство редакции, в большей степени именно ею создана летопись «КР».

Но подшивок 30-х годов в редакции не сохранилось, архивы то ли сгорели, то ли затерялись в военное лихолетье. Представление о журналистике и печати тех лет можно составить по отдельным номерам, хранящимся в коллекции «Редкие издания» в городском краеведческом музее. Со страниц маленькой районной газеты ключом бьет не только жизнь Каменского района, жизнь всей страны.

Даже в заголовках передовиц и других публикаций слышен настрой и ритм тех лет. «За большевистскую проверку колхозов», «Массовый прилив в колхозы», «Вырвать с корнем ростки капитализма», «Мы против кулаков, за колхозы» - это о коллективизации. «Из груды селькоровских писем», «Короткие сигналы», «Наши заметки бьют метко» - это о непримиримости большевистской идеи. В 1933 году номером от 24 октября газета сообщает о начале строительства в Каменске крупнейшего в мире алюминиевого завода – это начало перехода Каменска от сельского уклада жизни к промышленному.

С 1934-го года, когда ответственным редактором становится И. Мочалов, рубрикатор публикаций расширяется, они становятся душевнее, рассказывают не только об ударном труде рабочих, но и о быте, в котором они живут. О недостатках в работе столовых, бань, о конфликте между стахановцем Григорием Шестаковым, уложившем в декабре 1935 года в смену 16 748 кирпичей при норме 2 670, и мастером Ивановым, не обеспечивающим фронт для ударной работы. О знаменитом каменском стахановце, в честь которого названа улица в городе, пишут в те годы часто и много.

За страшный расстрельный 1937 год даже в музее не сохранилось ни одного номера - трудно представить, каким он был для каменских журналистов. Зато сохранившиеся номера 1938 и 1939 годов оптимистично повествуют об успешном завершении коллективизации, в красках рассказывают, как несладко живется рабочим на капиталистическом Западе по контрасту с социалистическим житьем-бытьем.

В публикациях предвоенного 40-го никакой тревоги, уверенная поступь социализма под знаменем Ленина и Сталина. Стахановские будни, сев, рационализаторство, перепись скота. Вот рассказ о том, как пионерка Юля Лымарь вышила портреты вождей; вот сигналы о нерадивом отношении несознательных к своему долгу; вот пример упорной работы в деле укрепления обороны СССР работников ОСОАВИАХИМа. В одном из номеров сообщается, что магнитогорский аэроклуб произвел пятый выпуск пилотов, обучившихся летному делу без отрыва от производства. 99% выпускников окончили аэроклуб на «хорошо» и «отлично».

А завтра была война…

Как она началась для маленького, правда уже получившего статус города, Каменска-Уральского Челябинской области, неизвестно: подшивки образца 1941 года не сохранилось.

В те годы провинциальный «Каменский рабочий» выходил форматом центральных газет А-2 шесть (!) раз в неделю. Буквально потрясает «есипенковский» период «КР» 1942-1943 годов. Был ли Л. А. Есипенко профессиональным журналистом, заброшенным войной в уральский городок откуда-нибудь из центра, или он был партназначенцем, неизвестно. Но, бесспорно, это был очень умный и грамотный редактор.

При нем «Каменский рабочий» заменял читателям все средства массовой информации. Ежедневные сводки Совинформбюро со свежими новостями с фронта, описание злодеяний фашистов в оккупированных районах, поражения и победы – «КР» держал руку на пульсе. Шестинедельная битва за Сталинград, образование эскадрильи «Нормандия-Неман», подвиги Зои Космодемьянской и последователей Александра Матросова, казнь молодогвардейцев, Нюрнбергский процесс, ликование по поводу освобожденных территорий, правительственные ноты, выступления Сталина и военачальников - кажется, не было события, которое не осветил бы «КР» тех лет. За всем этим круглосуточные дежурства радиограммисток. Ошибиться, проспать считалось недопустимым: 


«19 мая радистка тов. Будаева не приняла важного сообщения об ответе тов. Сталина на вопрос английского корреспондента о Польше, за что выношу ей строгий выговор. При повторении таких промахов будут приняты более строгие административные меры».

Шла война. «Каменский рабочий» был единственным информатором, пропагандистом и агитатором в глубоком уральском тылу. То, о чем писала газета, было лучшей агитацией, на которую полуголодный тыл отвечал невероятными трудовыми подвигами. У станков эвакуированных предприятий падающие от усталости люди выполняли дневную норму на 200-300-600 и… 2 000%. А еще каменцы сеяли и убирали хлеб, строили театр и закладывали парк, производили в артелях мыло, валенки, домашнюю утварь, добывали торф, выделывали кожи и шили полушубки, вязали носки и варежки, сушили ягоды, грибы и овощи, выращивали кроликов, собирали одежду, обувь, а также деньги на танки и самолеты, массово сдавали нормы ГТО и вставали на лыжи – всё для фронта, всё для Победы. И подвиг в тылу тоже находил отражение на газетных полосах.

Как умудрялся коллектив из пяти творческих работников, имея «на вооружении» лишь два редакционных телефона да лошадь, добывать столько разноплановой информации, можно только догадываться. Причем на лошади доставляли бумагу и развозили тираж газеты, возили дрова и уголь, на ней же, по-видимому, литсотрудники выезжали в командировки по району. Поэтому единственный «транспорт» берегли.


«С 1 марта с. г. установить плату за перевозку грузов на лошади, как для сотрудников, так и для посторонних. Без моего на то разрешения лошадь и возчика куда-либо посылать запрещаю», - приказывает Л. Есипенко в феврале 42-го.

Редакция, как и вся страна, жила по законам военного времени, о чем можно судить по тем же приказам. «Воронина П. А. – литработника по вопросам промышленности уволить за невыход на работу 11.02. 1942 г. Дело о прогульщике Воронине передать в суд». Через две недели Воронина П. А. вновь принимают литсотрудником в тот же отдел промышленности: каждая боевая единица редакции в те годы на счету. В 1942-1943 годы в Красную Армию из «КР» ушли радиограммистка А. Н. Фадеева, ученик репортера А. Г. Родионов, корректоры Г. Я. Хаймович и В. И. Вяткин. Дальнейшие судьбы этих людей неизвестны.

По хранящимся в городском архиве книгам приказов видно, что литсотрудники и радиограммисты приходили-уходили: не каждый мог справиться с ритмом работы и отвечать требованиям тех лет:


«Гарштейн М. А., проходя испытательный срок, не справился с работой литсотрудника промышленного отдела. Уволить т. Гарштейн с 18 мая 1942 г. Т. Гарштейн сдать пропуска на заводы, пропуск на автобус, хлебную карточку и другие документы, выданные редакцией».

Поэтому Л. Есипенко писал пространные разгромные приказы, за каждый промах ставил на вид, выносил выговоры, «строгачи» и последние предупреждения, понижал в должностях, но каждого, составлявшего костяк редакции, берег.

«Осколочными» по пишущему тылу

Особенно доставалось от редактора Ивану Потоцкому, который писал много и буквально обо всем. Он был вездесущ, смело в фельетонах высмеивал недостатки, зато о людях, достойных примера, писал душевно и тепло. Бесспорно, Иван Никифорович был не только талантливым журналистом, но и смелым, бескомпромиссным человеком. Сохранился приказ от 3.10.42-го:


«Литсотрудник И. Н. Потоцкий получил 28.09 задание, но не выполнил его и не сообщил. Ответил: «Не желал и не сделал». Подобное поведение является вредным, ибо оно подрывает нашу работу. Выношу строгий выговор. Есипенко».

Потоцкому выносили выговоры, его то понижали до ретушера-художника и литсотрудника, даже один раз увольняли, то повышали до заведующего отделом, до ответственного секретаря, зам. редактора и даже редактора, но и… оберегали от оргвыводов партийных органов. Тем не менее, по всей вероятности, «не желал и не сделал» ему не забыли. Судя по книгам приказов, Иван Никифорович работал в редакции с 1942 по 1956 год: в мае 1956 года его перевели на работу в обком партии. Однако в обкоме он пробыл недолго, не прижился. Уже 1 октября того же 56-го Потоцкий принят в редакцию газеты «КР» художником-ретушером, в июле 57-го переведен зав. отдела промышленности, а в августе уволен за неоднократное появление в нетрезвом виде. Искренне жаль.

Mobirise

Для редактора Л. Есипенко режим военного времени был еще более жестким. Регулярные командировки сначала в Челябинский, затем Свердловский обкомы партии, часто увенчивались пространными воспитательными редакционными приказами. За каждую ошибку в газете редактору, видимо, приходилось отвечать по всей строгости.

А ошибок было не избежать. В 1942 году не вышел в свет номер газеты из-за ошибки в цитате, пропущенной выпускающим и работником горлита, то есть цензором. В 1943 году за то, что под фотографией маршала артиллерии Воронова в газете появилась подпись «маршал Жуков», снят с должности ответственный секретарь. В июне 44-го выходит приказ редактора: 


«В номере за 19 июня 1944 года вместо «Сталину» набрано и отпечатано «Стлину». Весь тираж уничтожить. Наумову (корреспондента) предупредить, корректору Максимовой - выговор и возмещение 50% стоимости тиража – 54 руб.»
26 июня снова ошибка: вместо «поражения, понесенные немцами», напечатано «поражения, нанесенные немцами».
Мера наказания, обозначенная в приказе – «вплоть до передачи дела на виновников в суд». 

Эти две ошибки, по всей вероятности, стали для Л. Есипенко роковыми. Его два раза подряд вызывают в обком партии. Затем 23 сентября 1944 года Л. Есипенко издает последний свой приказ под № 36: «с. г. сдал на ходу и в полном порядке редакцию газеты «Каменский рабочий» заместителю редактора тов. Асманову».

В тот же день уже за подписью Асманова (на фото) появляется приказ следующего содержания: «В соответствии с указанием ГК ВКП (б) 23/1Х-44г. принял дела редакции и вступил в и. о. редактора газеты «Каменский рабочий».

Победное шествие Красной Армии на Запад пришлось на период редакторства А. Г. Зыкова: «Приказ № 13 от 8/П-45 г. В соответствии с решением ОК и ГК ВКП (б) вступил в исполнение обязанностей ответственного редактора. Зыков». При нем газета поскучнела, в ней стало больше официоза, «полосных кирпичей» на пространные темы появления жизни на Земле, меньше новостей с мест. И даже окончательную победу 9 Мая газета практически никак не отразила, лишь портрет Сталина на четверть полосы да текст Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. И ни слова о подвиге народном, ни нотки живого ликования по поводу долгожданной и выстраданной Победы.

50-е жизнеутверждающие


«Спокойно и уверенно вступает в новый год наша великая держава. Капиталистический мир, обреченный на гибель всем ходом истории, неистовствует. И пусть извивается кровожадный хищник, чуя свой неизбежный конец. Вперед по сталинской дороге к коммунизму!»

- так жизнеутверждающе и с пафосом открыла газета (редактором в те годы был А. И. Казанцев) вторую половину прошлого столетия.

Теперь можно улыбаться по этому поводу сколько угодно, но каменцы 50-х действительно верили в неизбежность победы коммунизма, а «Каменский рабочий» зеркально отражал их наивную веру и трудовой энтузиазм, в полной мере оправдывая свое название. Страницы газеты форматом А2 пестрят отчетами и трудовыми обязательствами, пропагандистскими статьями, зарисовками о передовиках производства под призывными заголовками «Увеличим выпуск труб», «Вдохновенный труд», «Молодежь на вахте», «Подарок энергетиков», фотографиями ударников «Токарь Литвинов за работой», «Прессовщица Ковалева за работой». Колонки международных новостей про «их» и «нашу» жизнь тоже идеологически направлены. И над всеми нашими достижениями забота и наказы гениального вождя и отца народов.

Поэтому, когда в марте 53-го Сталина не стало, «Каменский рабочий» вместе со страной скорбел неделю, переполняясь слезами прощания, клятвами верности делу партии, призывами теснее сомкнуть ряды. Потом вместе с осмелевшей страной клеймил банду шпионов-предателей во главе с Берией, требуя их расстрела. А вот исторический доклад Хрущева на ХХ партсъезде, положивший начало периоду политической оттепели, газете то ли не разрешили опубликовать, то ли сама не решилась. Пережив эти два крупных события и успокоившись вместе со страной, газета в последующие годы пятого десятилетия остается проводником идей обновленной партии и отражением хорошеющего бытия горожан.

А хорошего в 50-е годы было действительно много: уверенно работали и развивались крупные и мелкие предприятия, сдавалось до 100 тыс. квадратных метров жилья в год, построены школы, больницы, пожарное депо, введены централизованный водопровод и канализация, пущены троллейбусы. Снижение цен на продовольственные и промышленные товары и, как результат, увеличение спроса на них, перевод работы продовольственного магазина № 10 Каменского торга на метод работы открытого доступа покупателя к продуктам - такого рода крупные и мелкие политические победы «Каменский рабочий» четко отслеживал и вписывал в историю развивающегося города. А коротенькие информации о том, что «бригада маляров Ф. Юринова трудится ударно в тресте УАС. Стахановский труд приносит малярам высокие заработки. За июнь в среднем члены бригады получили по 3 тысячи рублей, бригадир же заработал более 5 тысяч», что стропальщик СМК на 200-рублевую облигацию выиграл 10 тысяч, были лучшей агитацией.

Позитивные картинки социалистического бытия перемежались едкой критикой: от обличения звериного оскала империализма за железным занавесом и фактов разоблачения культа личности внутри страны до бичевания мелких городских недостатков в виде плохой работы столовой и плохого поведения уазовских футболистов. Фельетон в те годы был в «Каменском рабочем» очень популярен, а мастеров этого жанра Потоцкого, Лифшица, Цыкарева, Сбоева знал весь город.

С лейкой и блокнотом

Доподлинно неизвестно, но и не исключено, что кто-то из фотокоров-штатников «КР» действительно пользовался этим долгие годы популярным немецким фотоаппаратом. Сколько точно их перебывало за 80-летнюю жизнь газеты, история, к сожалению, не сохранила.

Боевой фотокор 

Есть читатели, которые помнят часто мелькавшую на газетных полосах шестидесятых фамилию В. Афонского: он в те годы достаточно бойко писал и поразительно много фотографировал. Причем с очень большим удовольствием фотографировал фонтаны, улицы, дома, самые красивые уголки города, каменцев-шестидесятников. По сути, этот человек подарил сегодняшним каменцам город 35-летней давности.

Всеволод Александрович фотографией «заболел» в 1937 году, когда в журнале «Пионер» вычитал, как сделать фотоаппарат. И сделал ведь! К началу войны ему было 16, на фронт он попал в июне 44-го после окончания Куйбышевского пехотного училища. Боевое крещение принял на Карельском фронте, во время Свирской операции. После освобождения Карелии были Румыния, Венгрия. Победный май застал Афонского в Чехословакии: на груди орден Славы и ни одной царапины.

После войны Всеволод Александрович еще пять лет служил на Дальнем Востоке. В Каменск-Уральский с семьей приехал в 1956 году, прожил в котором 12 лет, затем Афонские перебрались в Никополь, где он до конца жизни так же тесно сотрудничал с местной газетой. Вот такой боевой фотокор работал в «КР».

60-е индустриальные

Страницы «Каменского рабочего» образца 60-х (редактор А. И. Казанцев, с 1964 года - Ю. А. Косов, с 1969-го – М. К. Кириллов) доносят до нас гул напряженной семилетки, ритмами которой жил Каменск-Уральский. Местная газета добросовестно зафиксировала чаяния и заблуждения огромной страны, выбравшей особый путь развития. Три года кукуруза не сходила с ее полос, но, видимо, так и не далась любимица генсека уральским кукурузоводам, обязавшимся получить по 700 центнеров с гектара: канула в Лету вместе с Хрущевым в 1964 году. Будучи рупором горкома партии, газета освещает все многообразие тем, до которых есть дело руководящей и направляющей. А партии есть дело до всего. Практически ни один номер не обходится без передовицы, агитационной статьи либо статьи на злобу дня под рубрикой «В горкоме партии».

Но и сквозь многословие партийных агиток, в которых буквально утопает газета, пробиваются ростки городской жизни. Газета сообщает, что в 1961 году «каменцы приобрели в личное пользование 30 легковых автомобилей «Волга», «Москвич» и «Запорожец», 90 мотоциклов, 470 мотовелосипедов. Свыше 12 тысяч горожан имеют телевизоры, комфортабельные «люксы» курсируют между нашим городом и Свердловском, а в розовом зале кинотеатра «Исеть» можно посмотреть новую комедию «Девчата». За год открылось пять лыжных баз с прокатом 800 пар лыж, в массовый прокат на шесть городских катков поступило около тысячи пар коньков. К тому же школьникам инвентарь и костюмы выдаются бесплатно, остальным – за символическую плату». По нашим временам – просто сказка, но так было, и «Каменский рабочий» вписал в историю не только этот факт. Именно в 60-е годы заложена традиция елочных новогодних городков, которые и сегодня являются визитной карточкой Каменска-Уральского. Про первую главную городскую елку газета написала 31 декабря 1968 года: «Более чем 300-километровый путь проделали из-под Ревды восемнадцатиметровая кудесница и четыре ее «ассистентки», что установлены на площади Октябрьского поселка».

Но работалось журналистам-шестидесятникам непросто. Единственная городская газета находилась под неусыпным контролем цензуры и идеологическим прессом партии. К тому же свежи еще в памяти времена сталинских репрессий. Вольнодумие не прощалось. Литсотруднику комсомольско-молодежного отдела Людмиле Вахмяниной оно едва не испортило жизнь. Людмила Васильевна в конце 50-х пришла в газету корректором, затем поступила на факультет журналистики УрГУ, на 5-м курсе перевелась в МГУ. Она подавала надежды, писала бойко, свежо, но была смелой, имела собственное мнение и, как говорится, за словом в карман не лезла. Огонь-девка, как характеризовали журналиста коллеги. Редактора ее не жаловали. За свой острый язычок и непозволительное чувство юмора она и едва не поплатилась.

В личном деле Вахмяниной сохранилось письмо редактора Кириллова в горком профсоюза работников культуры, в котором он просит согласия на ее увольнение. Доводы – «Вахмянина ведет себя так, как не подобает в первую очередь работнику газеты партийного органа…» И поясняет: «27 марта (1970 г.) на стене около своего рабочего места в кабинете партийного отдела она вывесила большой лист бумаги с разукрашенной надписью «Если тебе хочется работать, ляг, полежи, это пройдет». В начале прошлой недели, примерно 24-26 марта, в кабинете промышленного отдела редакции шло обсуждение творческого плана, чтобы на страницах газеты показать, что дал В. И. Ленин рядовой рабочей семье. По словам присутствующих там литсотрудников, она сказала: «Хер он ему дал Ленин, рабочему». Надписи, объяснительную записку Вахмяниной и докладные записки работников редакции прилагаю». Возмутительнице спокойствия пришлось выбирать между уходом с работы и отчислением из МГУ. Людмила Васильевна уволилась, закончила МГУ, работала на областном радио г. Ярославля. Кстати, редактор промышленного отдела Галунин выпустил-таки одну заявленную тематическую полосу, на том все и заглохло: тема «Ленин и рабочий» не сложилась - «КР» вынужден был под партийным давлением порой слукавить по мелочи, по-крупному врать не мог.

А рука руководящей и направляющей в 60-е ощущалась на всём. В 1969 году из-за конфликтов с горкомом партии оставил редакторство и покинул Урал Юрий Александрович Косов, который был хорошим журналистом, интеллигентным человеком. Лишь благодаря талантливым газетчикам, старающимся сделать газету живой, яркой и востребованной (тираж газеты в те годы поднялся почти до 23 тыс. экземпляров), живое слово и человеческая жизнь пробивались сквозь сухостой коммунистических агиток.

Удивительным по мощи было яркое, образное слово Андрея Чемортана, легенды каменской журналистики. Участник войны, кавалер ордена Александра Невского, крупный, импозантный мужчина с роскошной курчавой шевелюрой с проседью, громкоголосый, Чемортан, по воспоминаниям коллег, делал все чересчур и жил по принципу: работать так работать, любить так любить… Его фельетоны, очерки выходили в каждом номере. Тем, кто попадал на острый кончик пера Андрея Федоровича, приходилось несладко. И оправдаться было нечем: Чемортан, как говорится, бил не в бровь, а в глаз. Правда, высмеивал журналист то, что сегодня востребовано, - коммерческую жилку, а по мнению того времени – хапуг и прохиндеев всех мастей, прибиравших к рукам социалистическую собственность. Но он верил в идеалы, которые проповедовал. Напряженность труда газетчика сказалась: Чемортан умер от инфаркта на больничной койке, еще будучи нестарым человеком.

Mobirise

Оживляли газетные полосы и творческие отчеты с театральных премьер, портреты актеров Василия Шендрикова, прекрасные очерки Виталия Чемлякова, особое доверие читателя вызывали объективность и безупречный стиль материалов Радомира Соколова, бессменного зав. отделом писем. Николай Лапин, Иван Гаряев, Александр Петухов, Альберт Пряхин – фамилии этих журналистов были на слуху не одно десятилетие. Новые нотки в содержание вносили стихи Николая Мережникова, Юрия Каплунова, карикатуры и наброски с натуры художника Юрия Северухина.

Жизнь как на качелях

Любой творческий коллектив подобно человеку переживает взлеты и падения. 70-е годы трудно назвать удачным периодом в жизни «КР». Эти десять лет редакторствовал М.К. Кириллов, партийный назначенец, работавший до того в отделе пропаганды и агитации горкома партии. В своем докладе на ХП пленуме ГК КПСС, посвященном роли местной печати, Кириллов четко обозначил: партийная газета должна писать об экономике, партийной и общественной жизни, повышать действенность и защищать интересы читателей. С экономикой не всегда получалось, а вот «партийная жизнь» присутствовала едва ли не в каждой строчке. Газета изобилует докладами, отчетами с пленумов, передовицами, пространными рассуждениями секретарей, инструкторов и прочих партийных деятелей. Казенный язык этих публикаций явно вредил газете.

Еще одним «пунктиком» Кириллова было рабкоровское движение. В те годы с газетой сотрудничал большой отряд рабкоров из рабочих, инженеров, актеров, тренеров, учителей, врачей. Даже был введен такой порядок: 30% номера должны составлять собственные материалы журналистов, 60% - материалы рабкоров. Среди последних были «изюминки» вроде заслуженной учительницы Марии Крутиховской, инженера-конструктора УПКБ «Деталь» Нины Дьячковой, железнодорожника В. Люкшина, которому особенно удавались маленькие новеллы в стиле Василия Пескова. Но, к сожалению, в массе своей материалы рабкоров грешили мелкотемьем, поверхностным подходом и не слишком живым изложением. А вот публикации под рубрикой «Письмо проверяет общественная приемная», которую возглавлял М.Галкин, и которая активно работала с письмами и жалобами горожан, решая их проблемы, читателями прочитывались от первого до последнего слова. Общественная приемная, созданная на базе отдела писем, бесспорно, была находкой «КР».

Редакция "КР" 25 марта 1978 г. Стоит - Леонид Макушин (в будущем - преподаватель журфака УрГУ), сидят: второй слева - В. Устьянцев, далее - А. Жбанкова, Радомир Соколов, Любовь Шаповалова, Ирина Сажаева, Анна Садовникова, главред Михаил Кириллов

И еще по-прежнему спасали положение газеты (тираж газеты в эти годы не падал ниже 22 тыс. экземпляров) острые публикации Чемортана. Но, похоже, железная рука партийного редактора пыталась укротить даже этого бунтаря: наряду с разгромными фельетонами в газете стали появляться его отчеты с демонстраций, позитивные производственные зарисовки и даже несвойственные ему передовицы. А 7 сентября 1976 года Андрея Федоровича не стало.

В 1981 году «Каменский рабочий» отметил полувековой юбилей и обрел новое дыхание: «Боевая трибуна каменскуральцев» - так была названа газета в поздравлении горисполкома на первой полосе праздничного выпуска.

Mobirise

И «КР» действительно стал такой трибуной в 80-е годы. Эстафету живого и неравнодушного журналистского слова из рук Чемортана подхватили Леонид Макушин, Евгений Колезев, Ирина Сажаева, Любовь Шаповалова, Татьяна Поротникова, Альберт Шарафиев, Роман Борисенко, Владислав Устюгов – «Каменскому рабочему» во все времена везло на хороших журналистов, а для начинающих он был и остается замечательной журналистской школой.

Приток свежих творческих сил счастливо совпал с приходом на должность редактора Анатолия Петровича Казанцева, истинного газетчика по духу и мироощущению. Он не только не стеснял творчества опытных и начинающих журналистов, но буквально изъездил всю область в поисках интересных идей, и все, что находил, вез в газету. В «Каменском рабочем» появились интересные тематические полосы, рассчитанные на разные читательские аудитории: «Обзоры писем» и «Письма в редакцию», страницы народного контроля, выходного дня, ОТК (Отдел саТиры «Каменского рабочего»), «Веселая семейка» для детей, репортажи с журналистских рейдов. Газета смело писала обо всем.

Мощно, порой не уступая по глубине освещения центральным газетам, зазвучала производственно-экономическая тема. На протяжении практически всех 80-х о проблемах и успехах городской промышленности и строительства грамотно и доходчиво писал Евгений Иванович Колезев. Жизнь профсоюзов, комсомола, производственных коллективов, политические перипетии, происходящие в обществе, ставшем на путь больших перемен, живо и объективно освещала Татьяна Поротникова, блестяще осваивавшая публицистический жанр. Картину с мест довершали обзоры материалов и публикации шести многотиражных газет, материалы районной газеты «Пламя», с которыми «старший брат» тесно и плодотворно сотрудничал. Очерками Нины Буйносовой о земляках буквально зачитывались каменцы. Свежо и не избито стала рассказывать о культуре Светлана Титова, раскрывая все новые грани талантов горожан.

Поддерживаемая коллегами, молодой журналист Лариса Лугинина, «заболевшая» темой экологии, упорно добивалась реконструкции электролизного производства УАЗа, главного виновника экологического неблагополучия города. Итог этой общей работы газетчиков и горожан – проект, а затем и реконструкция вредного производства. Даже партийно-пропагандистские материалы, от которых газете не удавалось уйти окончательно, под пером Валентины Жбанковой и Лидии Макаровой стали человечнее, потеплели и рабкоровские зарисовки. Появились первые материалы краеведа Владислава Ермакова, положившие начало своеобразной книге об уникальной истории Каменска-Уральского.

При Казанцеве же был построен дом печати. Редакция «КР» из исторического домика, в котором состоялось первое заседание ревкома коммолодежи, перебралась в новое здание и заняла почти весь второй этаж. Выросли и полиграфические возможности, газета перешла на офсетную печать. Новое содержательное наполнение полос дополнило удачное изменение графической модели «Каменского рабочего». Эти изменения не всегда встречали одобрение горкома партии, с которым Казанцев часто конфликтовал. Закончилось тем, что Анатолий Петрович перебрался в Екатеринбург. Зато эти перемены были замечены и оценены читателем: к середине 80-х тираж газеты превысил 39 тысяч экземпляров.

Глоток свободы

Но самым большим тиражом - свыше 50 тысяч экземпляров - «КР» был востребован городом, когда зашаталась на пьедестале компартия, в благодатное время гласности конца 80-х, на которое пришлось редакторство Евгения Ушенина. На газетные полосы хлынула свобода. Номера с аналитическими материалами на темы экономики Евгения Колезева, затем Валентина Гаричева, с яркими публицистическими статьями Татьяны Поротниковой и острыми дискуссионными полосами «Читатель-газета-читатель», на которых сами горожане пытались осмыслить происходящие в стране перемены, расходились как горячие пирожки. Впрочем, о горячих пирожках горожанам оставалось лишь мечтать: полки магазинов, как продовольственных, так и промышленных, к 80-м годам окончательно опустели, но газета об этом особенно не распространяется, стойко перенося вместе со страной потребительские тяготы.

В конце октября 87-го года молодую аудиторию читателей «КР» значительно пополнила молодежная газета в газете «Диалог», подготовкой которой занялся Владислав Устюгов.

Mobirise

К тому же с 1989 года издание перешло на фотонабор, улучшилось качество печати. Популярность «КР» взлетела очень высоко, Ушенина пригласили на работу в горком партии. Но и, став секретарем горкома, Евгений Георгиевич не оставил родную газету: размышления аппаратчика по поводу самых болевых точек жизни города регулярны на ее страницах.

Ушенина на посту редактора сменила Ирина Сажаева. Однако она была уже не назначена, а избрана коллективом: это были первые конкретные шаги зарождающейся демократии.

Уроженка подмосковной Коломны, выпускница московского пединститута приехала на Урал и поступила корректором в «КР» летом 1967 года. Своей крестной мамой в журналистике считает Людмилу Вахмянину. Именно Вахмянина стала давать задания молодому корректору, а в штат литсотрудников комсомольско-молодежного отдела Сажаеву взял Константин Алексеевич Дерябин, бывший редактором немногим больше года. В общей сложности Сажаева проработала в «КР» 36 лет, семь из которых была грамотным, толковым руководителем газеты.
При ней, впервые за 60 лет, «КР» статус партийного органа сменил на ответственный статус городской газеты. А еще она была беспокойной родительницей, всегда готовой встать на защиту коллег. Поэтому имела полное право говорить «Я не воспринимаю с иронией ставшее давно газетным штампом словосочетание «родной коллектив». Для меня «Каменский рабочий» и впрямь родной. Мы как одна семья: заботы, неудачи – поровну, тогда они кажутся мелочами жизни, а радость, помноженная на много добрых горячих сердец, – какой это праздник!»

 Можно сказать, Ирине Сажаевой, досталось хорошее наследство. Тираж – лучший в области, в уже сложившийся сильный коллектив влились свеженькие выпускники факультета журналистики Уральского госуниверситета супруги Валерий и Елена Жуковы, Александр и Ирина Котловы. Как потом показала жизнь, все четверо – люди, творчески незаурядные, с большими амбициями.

По тонкому льду

Открывая девятое десятилетие, в колонке редактора Сажаева сказала: «Проснувшееся общественное мнение реализовалось в эмоциональных дискуссиях, захлестнувших страницы газеты. Мы вместе учились думать, учились слушать друг друга. Но дискуссии – это разведка перед трудным боем. Наступивший год должен стать годом контрнаступления на наши проблемы».

Mobirise

А проблем лихие 90-е подкинули предостаточно. В городе зарождаются первые кооперативы, прародители частного бизнеса. Зарождаются трудно, конфликтно, зачастую полукриминально, с конкурентами порой расправляются, как с врагами. «КР» с юношеской безоглядностью вгрызается в эту тему на полосах «Кооперативы: за и против», «Клуб деловых людей». На крупных предприятиях, еще государственных, в обиход входят понятия хозрасчета, аренды – газета вместе с читателем расшифровывает, пробует на вкус эти новые трудовые формулы. Над вопросами политического и государственного обустройства откровенно размышляют рабочие, инженеры, учителя, врачи вкупе с журналистами в «Клубе «Избиратель»», под рубриками «Политический собеседник», «Открытая трибуна» - это ли не проявление большого доверия к газете. Кстати, в эти годы вырос и авторитет журналистов: в депутатские советы разного уровня выдвигаются Маргарита Овчинникова, Нина Буйносова, Любовь Шаповалова, Ирина Сажаева, Владислав Устюгов.

Доверие оправдано. В 90-е годы «КР» берется за самые щекотливые темы, освещение которых в СМИ даже не обсуждалось. О радиационном заражении после аварии на оборонном предприятии «Маяк», получившем с золотого пера Любови Шаповаловой название «Уральский Чернобыль». О межнациональных отношениях, о первых мигрантах, первых российских безработных и первых забастовках. Об исчезновении государственного заказа и вытекающих из этого проблемах, о бартере и пресловутой приватизации, за которой последовал рейдерский захват отдельных предприятий. Впервые за всю историю «КР» на беседу под рубрикой «Ваш гость в субботу» в 1990-м году приглашен представитель православия, настоятель Покровской церкви о. Иоанн – и это тоже был непростой шаг. Словом, в умах – просветленье, в сердцах – отвага и вера в разумное переустройство общества и жизни.

А в 1994-м грянула чеченская война. В период первой волны «Каменский рабочий» вместе со стихийно созданным советом матерей под руководством Любови Владимировны Львовой через депутата Госдумы Сергея Михеева разыскивал следы пропавших земляков, и встречал цинковые гробы, и хоронил каменских мальчиков: Алеша Плотников, Женя Кульгинский, Саша Муха, Саша Габитов…

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39