Личное дело



Пчеловод-художник


На прошедшей в конце сентября ярмарке «Дары осени-2018», пожалуй, редкий посетитель мог равнодушно пройти мимо стеклянного… улья, в котором настоящие пчелы жили своей несуетной жизнью. На глазах у восхищенных детей и удивленных взрослых делали свою работу, так же, как и миллионы лет до нас: перекладывали из ячейки в ячейку нектар, заклеивали прополисом неплотности, чистили соты… А рядом, за прилавком, заставленным коробочками с сотовым медом, стоял и владелец этого стеклянного чуда и терпеливо рассказывал интересующимся о том, что происходило там, за стеклом. Подошел и я.
Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Александр Филиппович АНТОНЦЕВ – пчеловод с почти полувековым стажем. Увлекся пчелами еще в далекой молодости. Вспоминает: писал дипломную работу, и на столе лежали две стопки книг: одна стопка по механике, другая – о пчелах. Где только не доставал книги! Это сейчас любую можно найти, если не на прилавке, так в интернете, а тогда… Александр Филиппович до сих пор с блеском в глазах вспоминает, как однажды в букинистическом отделе обнаружил целую библиотечку книг по пчеловодству! Диплом тоже, впрочем, защитил без проблем.

Начинающему пчеловоду повезло: попал в компанию «стариков», как он их тепло называет. Люди всё не простые: инженеры, руководители. А за главного был заместитель самого Славского – Тимофей Свиридович Коровкин! «Старики» кочевали: грузили ульи в прицеп и вывозили в район колхоза имени Степы Лямина. Колхоз в те годы сеял донник гектарами. А донниковый мед – известно всем – один из лучших! Молодого парня держали в черном теле: подымарить, поднять, перенести, – работа на пасеке не для слабых. А он и рад! Позовут помочь, а он расспрашивает: а почему так? а как лучше? а это для чего? Так и набирался опыта.

Было и «боевое крещение». Попросили как-то помочь, а погода была холодная, ветреная, пчелы в такую погоду злые. Смотрит молодой Антонцев: «старик» без перчаток – и тоже не надевает. Пчелы давай жалить! Терпит. Виду не показывает... Работу закончили, «деды» разъехались, а «ужаленный» остался дежурить. К ночи руки распухли, температура подскочила под сорок. Испугался (кругом ни души, помочь некому, мобильных телефонов, понятно, не было), сел на велосипед – руки руль еле держат – и восемь километров до города... Обошлось. Хотя опасность была вполне реальная: ведь пчелиный яд по составу практически не отличается от змеиного. 500 ужалений считается смертельной дозой. Сейчас Александр Филиппович вспоминает об этом случае с улыбкой. И до сих пор помнит, как привез домой свой первый мед – неполный десятилитровый бидон. Теща была очень довольна!

В роду Антонцевых пчеловодов не было. А вот мужики были рукастые: дед – Иван Кузьмич Степанов – знаменитый на всю далматовскую округу печник! В сезон, бывало, домой приходил только в бане помыться, и снова отправлялся класть да перекладывать. То ли от деда по наследству досталось, то ли сам такой уродился, но, сколько помнит себя Александр Филиппович, всегда что-то делал руками. В 50-е годы модно было выпиливать лобзиком: выпросил у матери лобзик, пилки и выпиливал для дома полочки, шкатулки. А в 1962 году открылся Дворец пионеров и школьников УАЗа. С пацанами не вылезали из него: прошли и авиамодельный, и судомодельный кружки, радиотехнический… Все было интересно! Там научился работать с деревом, металлом, работать на станках, читать чертежи и схемы… Поэтому по окончании школы особых метаний не было – поступать решил в алюминиевый техникум, на механика.

Отслужил в армии, закончил политех, работал и механиком, и начальником участка. Работал на совесть, появились в подчинении люди, и вот как-то вызвали Антонцева в горисполком, и последовало неожиданное предложение – возглавить горкомхоз. Сложно, ответственно – да! Но как интересно! Согласился.

Раньше почти весь жилой фонд был ведомственным – заводским, а в ведении горкомхоза оставались Старый Каменск, частный сектор, бани, кладбища… Хозяйство пестрое и хлопотное. Вот когда Александр Филиппович вкусил сполна «руководящей доли»: и недосыпал, и нервы стали пошаливать, ведь тут тебе и нескончаемый поток граждан с жалобами на коммунальную неустроенность, и аварии, когда поднимут с постели в ночь-полночь… Был у этой работы и плюс: дали квартиру, машину служебную с водителем. Но, хоть и справлялся и был на хорошем счету, не лежала душа к этой работе, а главное, времени на пчел не оставалось. Вспоминает: сижу на партсобрании в горкоме, а у меня в кармане клеточка с маткой – купил. Сяду поближе к окну, положу клеточку на подоконник, к открытому окну, за штору, чтобы не запарить, а сам думаю: скорей бы уж собрание кончилось – и на пасеку!

Наступили новые времена, «свободные». Времена больших «возможностей», когда те, что половчее, в открытую разворовывали нажитое народом добро, отправляя этот народ шарить по помойкам. А народ, не наученный жить своим умом, голодал и злобился.

Но «мужик с руками» никогда не пропадет! Пригодились приобретенные навыки, умения. Чего только не переделал за долгую жизнь Александр Филиппович! Разводил в деревенской усадьбе всякую живность, особенно удачно кроликов. А раз кролики – значит, шкурки. Освоил выделку мехов, потом – пошив шапок. Шил и унты, и детскую одежду – все получалось! Делал мягкую мебель. Особенно удавались кресла-кровати. «Много я их сделал, – вспоминает Александр Филиппович, – до сих пор, наверное, кому-то служат». Но главным, разумеется, оставались пчелы.

Довелось Антонцеву даже на работу устроиться пчеловодом, официально, с записью в трудовой книжке. Тогда многие предприятия обзаводились подсобными хозяйствами, искали новые источники доходов. Вот и предложило одно из таких предприятий Александру Филипповичу «с нуля» организовать пасеку. Интересно! Согласился. В глуши, у озера отвели землю, приобрели инвентарь, пчел. Построили дом. Место для пасеки превосходное: тут и ива – главный весенний медонос, и луговое разнотравье, и лес с земляничными полянами. «А черники там было!» – вспоминает Александр Филиппович. На третий год пасека подошла к самоокупаемости, но у предприятия сменилось руководство, а новый директор перспективы в этом «бизнесе» не увидел, так что пришлось «пчеловоду с трудовой книжкой» возвращаться к своим пчелкам. И, надо сказать, с пребольшим удовольствием.

И тут – новый поворот судьбы, счастливый случай: встретились с Иваном Васильевичем Паздниковым, в ту пору – директором художественной школы № 1. Узнав, что такой специалист не у дел, Паздников пригласил Антонцева к себе заместителем по хозяйственной части. А время было горячее: школа обзавелась новым зданием по бульвару Парижской Коммуны. Стало интересно! Согласился. Сколько сил было положено на то, чтобы сделать это помещение пригодным (и удобным!) для занятий с детьми! Сносили стены и возводили стены, штукатурили и расписывали, тянули трубы и латали кровлю… А сколько было изготовлено инвентаря руками самого Александра Филипповича: стеллажи, мольберты, шкафы, столы, подставки… Он и сейчас, уже не будучи руководителем – надежная опора школы. Рамки для детских работ? Пожалуйста!

Вообще, готовность помочь, бескорыстие – пожалуй, одна из самых характерных черт Антонцева. Случай из детства: крутили интересный фильм в кинотеатре «Исеть» («розовый зал», «голубой зал», кто помнит). У Саши Антонцева был билет, а у его товарища – нет. И тогда Саша говорит: «На, возьми мой билет. Я не хочу в кино». И отдал. Он и сейчас такой: помогает порой себе в убыток. Некоторые, к слову, пользуются.

А работа в школе открыла в Александре Филипповиче еще один талант. Талант художника. Общался с художниками, наблюдал за их работой, и подумал: а почему бы не попробовать. Ведь так интересно! Подошел к одному из преподавателей, попросил помочь. И пошло! Терпения, работоспособности, целеустремленности Антонцеву не занимать. И вот он уже участвует в художественных выставках, входит в объединение «Арт-Каменск». Я не искусствовед, профессионально не могу судить о работах Антонцева-художника, но они мне нравятся. Нравятся жизнерадостным мироощущением, колоритом, словно пронизанным солнцем. Нравится, как он изображает цветы, потому что он знает каждый уральский цветок (собирал гербарии), как он изображает предметы (сколько таких он изготовил своими натруженными руками), нравится отношением к жизни (на первый взгляд легким, но на деле, если присмотреться, – основательным и глубоким).

Увлечение изобразительным искусством неожиданно и необычайно интересно переплелось у него с пчеловодством. Используя специальные приемы, Антонцев умудряется заставить пчел создавать удивительные фигуры из воска. Трудно сравнить их с чем-то, но мне они напоминают архитектуру Гауди – причудливые, текущие формы. Впрочем, это тот случай, когда нужно один раз увидеть. К счастью, у каменцев такая возможность скоро появится. В городском выставочном зале планируется выставка.

Так много еще хочется рассказать. Например, о верной спутнице, единомышленнице, помощнице, а иногда и руководителе (!) – супруге Александра Филипповича – Ольге Константиновне. О необычной судьбе его мамы. О детских впечатлениях. О многочисленных случаях и наблюдениях из пчеловодной практики. Но… В другой раз. Еще успеется.

Недавно Александр Филиппович Антонцев отпраздновал семидесятилетие. Долгожители среди пчеловодов – не редкость. Поэтому, поздравляя его, я пожелал (помимо всего прочего) встретиться на его столетнем юбилее. На что он тут же ответил: «Да я примерно так и планирую».

Автор: Александр ШАЛОБАЕВ. Фото предоставлено героем публикации

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39