Мамы в деле



Быть мамой. Быть рядом


В последнее воскресенье ноября мы традиционно поздравляем матерей, снимая шляпу перед их ежедневным подвигом. Это так по-матерински – окружить заботой, накормить, подлечить, дать конфетку и спасти беспомощного от всех бед. Мы утверждаем, что материнство – чуть ли ни единственный пример безусловной любви. И все-таки: возможен ли в случае с материнской любовью перебор? Психологи считают – возможен. Причем именно женщинам свойственно сильнее привязываться к детям. Иногда их забота может и вовсе перейти в тотальный контроль. О воспитании без крайностей мы поговорили с педагогами-психологами и многодетными матерями Галиной ПОЛУХИНОЙ и Светланой ТАГИЛЬЦЕВОЙ.



Каменский рабочий, Каменск-Уральский

Автор: Марина КОКОРИНА. Фото Александра НЕКРАСОВА и предоставили героини материала

Ребёнок – свободный художник

- Гиперопека – это когда ребенку уже три года (а то и пять), а родители продолжают эмоционально его «пеленать», - поясняет Галина Полухина (на фото). - Ну, например, мы чересчур боимся, что малыш простудится. Или запрещаем ребенку от души покопаться в песочке, а ведь таким образом он познает мир. Иногда важно позволить ему снять шапку или пройти без варежек, чтобы он ощутил: «Да, холодно!»

На самом деле контроль ребенку необходим, продолжает Галина Полухина. Это его потребность – знать: если что-то не так, то мама рядом. Плохо, когда контроль превращается в гиперопеку. Взрослому правильнее не делать за ребенка, а идти рядом. Меньше общаться на уровне «не лезь», «не трогай», «не делай» - больше объяснять малышу: почему нельзя гладить собаку или почему не стоит размахивать палкой. Можно рассказать, что собачка грязная, поэтому гладить ее мы не будем, но в другой раз дать ему удовлетворить эту потребность. Вообще, сегодняшние дети мало общаются с животными (особенно если это не кошка и не собака, а, например, корова).

Сейчас время инструкций. В каких-то вещах они действительно нужны, чтобы, скажем, не попасть под машину. Где ограничения излишни, так это в творчестве. Здесь мы можем давать ребенку полный карт-бланш.

- Как можно больше надо позволять детям рисовать на свободную тему. В рисунке ребенок выражает свое восприятие мира, и очень важно всячески это поощрять. Нередко я вижу, как дети, когда не задашь им темы для рисования, впадают в ступор – настолько они не в контакте с собственными желаниями. У ребенка дома должно быть пространство, где он может рисовать, лепить, что-то испачкать и не бояться при этом, что его наругают, - говорит Галина Юрьевна.

Как известно, в три года малыш переживает кризис. Он начинает показывать характер: «Я сам!» Хорошо в этом возрасте завести ему маленький рюкзачок и вместе ходить в магазин. Ведь жалко иногда смотреть, как мамы идут нагруженные, да еще ребенок держится за сумку. А начинается все с малого – с рюкзачка, в котором будет лежать пара апельсинов или упаковка творога. А дальше мы постепенно будем увеличивать нагрузку.

- В другой раз варим суп. Малыш хочет помогать. Даем ему потереть морковку. Может случиться, что он поранит пальчик. Помажем, обработаем – до свадьбы заживет, - делится материнским опытом Галина Полухина.

Психолог подчеркивает: маме надо расти вместе со своим ребенком. И, когда придет время, она естественным образом его отпустит. Бывает, что матерям трудно сдержаться. Видя, что с их ребенком поступают несправедливо, они могут вмешаться в детский конфликт, чего делать не следует. Все проблемы должны решаться на уровне взрослый – взрослый.

Пример из жизни. Дочка приходит из школы и говорит: «Меня обзывают». Что делать? Можно пойти в школу и разобраться с обидчиками. Но так девочка не проживет этот урок, и подобная ситуация может повториться снова. А можно выбрать второй путь – поддержать ребенка словесно, подсказать, как давать отпор.

Про домашку и жизненные уроки

Педагог-психолог школы № 38 Светлана Тагильцева (на фото) применяет на занятиях с родителями платочную арт-терапию. По тому, как мама изобразит себя и ребенка с помощью обычных платков, можно четко увидеть их отношения. У кого-то ребенок и родитель – как две параллельные прямые – это говорит об отсутствии между ними тесной взаимосвязи. В другом случае платочный тест показывает, что мама все еще стремится укутать ребенка-первоклассника аки малыша.

Есть семьи, где дети растут как сорная трава, а есть такие, где ребенку шагу нельзя ступить без разрешения. Нужна, как и во всем, золотая середина, говорит Светлана Тагильцева. Откуда берется желание все контролировать? Из недоверия. Когда мы не доверяем миру (людям, правительству, Богу) и, в конце концов, ребенку. Мы стремимся оградить дитя от всего, везде подстелить соломки, но не даем ему прожить негативную ситуацию. Забываем, что каждая пройденная трудность расширяет представления о мире и укрепляет самооценку. И где, как не в школе, в этой уменьшенной модели социума, ребенку проживать сложные ситуации?

- Понимаю мам, которые пытаются выставить какие-то границы, выстраивают ребенку рамки того, что позволено, а что не позволено, обозначают правила поведения. Тем самым, кстати, мы облегчаем ребенку жизнь, потому что по правилам жить проще. С другой стороны, мы же хотим, чтобы наш ребенок вырос самостоятельным и ответственным, - рассуждает Светлана Тагильцева. – Во всем нужна мера. Есть мамы, которые до четвертого класса провожают ребенка в школу. Говорят: время сейчас такое. Но времена и раньше были сложные. Универсального критерия, в каком возрасте можно отпустить ребенка в школу одного, нет. Здесь надо руководствоваться здравым смыслом. Иногда ребенок сам подскажет, что он готов.

Нередка сейчас и обратная ситуация, когда в погоне за материальными вещами мы забываем про общение. Как же соблюсти баланс? Считается, что ребенку надо уделять 45 минут в день. Посмотреть ему в глаза, потеребить за макушку, отвлечь (и самой отвлечься) от компьютера, поговорить. Этого времени хватит, чтобы почувствовать его настроение, узнать, как у него прошел день, и заметить, если с ним что-то не так. В воспитательных целях мама может делиться собственными историями из жизни: как она поступила в той или иной ситуации и к чему это привело.

Итак, до подросткового возраста мы даем свободу дозированно. Примерно к 14 годам приходим к дружеской модели общения. В подростковом возрасте отношения должны строиться исключительно на доверии. В спешке и потоке каждодневных дел матери легко упустить подрастающее чадо. Можно, конечно, включить контролера и без конца проверять, что он там смотрит, с кем и о чем переписывается. Но это не лучший выход, да и дети тоже не дураки и умеют удалять истории посещений в интернете. Поэтому очень важен близкий контакт: глаза в глаза.

- Как мать трех сыновей могу сказать: с каждым ребенком все по-другому. Приходится искать новые ключи и новые подходы, - говорит Светлана Тагильцева. - В случае с воспитанием мужчин к 21 году матери нужно полностью его отпустить. В идеале сын должен отделиться территориально и не зависеть финансово. Порой мы не верим в своих детей, в то, что у них хватит способностей, чтобы позаботиться о себе. Недооцениваем их силы.

Светлана вспоминает случай. Ее младшие сыновья однажды запросили испечь блинов. Из чего? Продуктов нет, объясняет она. Тогда пятилетний сын заявил: «Я схожу в магазин». Светлана дает ему сторублевую купюру и называет, что нужно купить. Когда сын уходит, она выглядывает в окно, волнуется. Между тем мальчик прекрасно справился и вернулся домой с набором нужных продуктов, сдачей и чеком. Причем сын выбрал ту же самую сгущенку, что берет мама, и такую же муку.

Смысл в том, чтобы дать ребенку столько ответственности, сколько он может взять на себя в его возрасте, и постепенно этот объем наращивать. Другая крайность – когда мы сгружаем на ребенка слишком много задач.

Детям передается наше состояние. Это еще один аргумент в пользу того, чтобы мамы меньше волновались и изводили себя. А что делать, если мы доверили ребенку какое-то дело, а он споткнулся, наделал ошибок? Хуже всего будет сказать: «Я же тебе говорила!» Это ударит по его самооценке. Должна быть такая позиция: если надо помочь, то я рядом. Вспоминаем: преодолевать трудности – значит, встретиться с реальностью. Кстати говоря, школа лежит в поле ответственности ребенка.

- Иногда встречается такая картина. В детском саду детей приучали самостоятельно одеваться, убирать за собой вещи, а приведут в школу первоклассника, и он снова превращается в ляльку. Готовы надеть ему сапожки, застегнуть куртку. В этом году в нашей школе поставили турникеты, и дети благополучно одеваются-обуваются сами, - рассказывает Светлана Анатольевна.

В некоторых семьях заведено делать уроки только вместе. Мамы боятся: а вдруг он сделает плохо? Или вообще перестанет делать домашку? Нужно понять, что родительский страх – вещь непродуктивная. Он мешает ребенку развиваться, замечает Светлана Тагильцева. Не сделал раз-второй – получил двойку. Тогда начнет шевелиться. Это не значит, что надо все пустить на самотек. Поглядываем, контролируем. Если просит – помогаем. И иногда позволяем ему самому выпутаться из ситуации.

Ведь ради чего мы затеяли этот разговор? Ради чего мы учимся отпускать детей в мир и давать им свободу? Чтобы они выросли приспособленными к жизни. А еще – чтобы наши дорогие мамы, наконец, вздохнули свободнее. Сняли с себя лишний груз ответственности. Чтобы у них появилось время для себя и своих увлечений. Чтобы они иногда проверяли и чаще доверяли, зная: когда я приду домой, меня ждет не только гора невымытой посуды и невыученные уроки, а горячая картошка, бумажная открытка или еще какой-то сюрприз.

Расскажите о нас!

Адрес

Редакция: 623400, г. Каменск-Уральский, ул. Чайковского, 29   Юридический адрес:
623400, Свердловская обл.,
г. Каменск-Уральский,
ул. Ленина, 3              

Контакты

Email: report@kamensktel.ru         
Телефон: +7 (3439) 39-88-39